Самые раскаленные места в аду предназначены для тех, кто во времена великих моральных испытаний хранит нейтралитет.

(Данте Алигьери)

Большинство людей помнят притчу о добром самарянине. Но она рассказывает ещё о двух людях, соблюдающих нейтралитет.

 «И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.  [Иисус] сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.  По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо.  Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился  и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?  Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же».  (Лук.10:25-37)

Когда читаешь этот текст, возникает вопрос: почему священник и левит так бессердечно повели себя?00Просмотреть

Священник быстро прошел мимо, потому что знал, что любой, кто притронется к мертвому, будет нечистым семь дней (Числ. 19,11). Он предполагал, что человек мертв. Прикоснувшись к мертвому, он лишился права служить в храме, и ему не хотелось рисковать этим. Он считал требования обряда выше норм милосердия. Храм и служба в храме значили для него больше, чем страдания человека. И священник решил соблюсти нейтралитет. Наверняка, он оправдывал себя: «Приду в храм, помолюсь за человека, который валяется в пыли. Пусть Бог ему поможет».
За ним шел левит. Может быть, он сначала подошел поближе к лежавшему путнику, но затем прошел мимо. По закону он тоже мог оскверниться, если бы прикоснулся к мертвому. Кроме этого, он, может быть, знал, что бандиты иногда использовали разные ловушки. Один из них прикидывался раненым, и когда странник наклонялся над ним, остальные набрасывались и овладевали прохожим. Левит относился к людям, девизом которых является: «Главное — безопасность». Он не стал рисковать собою, чтобы помочь незнакомцу.

Священник и левит остались нейтральными. Может быть, они были прекрасными проповедниками, умелыми молитвенниками, но валяющийся в пыли человек не нуждался в проповедях и молитвах, ему нужна была действенная любовь, и ее проявил самарянин, который по мнению священников и левитов находился в заблуждении.

Дитрих Бонхёффер, пастор и богослов, замученный гестаповцами за участие в заговоре против Гитлера, до своего ареста писал: “Мы были немыми свидетелями злых дел, мы прошли огонь и воду, изучили эзопов язык и освоили искусство притворяться, наш собственный опыт сделал нас недоверчивыми к людям, и мы много раз лишали их правды и свободного слова, мы сломлены невыносимыми конфликтами, а может быть, просто стали циниками — нужны ли мы еще? Не гении, не циники, не человеконенавистники, не рафинированные комбинаторы понадобятся нам, а простые, безыскусные, прямые люди”. Дитрих Бонхёффер стал простым и прямым, отбросив нейтралитет, и принял мученическую смерть.

Нейтралитет, чем бы его не оправдывали, это главное, что противостоит любви. … Если не делать добро, только одним этим мы творим зло.

Эти слова владеют в сегодняшней ситуации актуальностью листовки. Сегодня, как и всегда, Богу необходима простота, неравнодушие, людей, различающих плохое и хорошее, и делающих недвусмысленный выбор.


Комментарии: